«Могильщики» прокуратуры или краткий анализ проекта Закона Кыргызской Республики «О внесении изменений в Конституцию Кыргызской Республики» в части статьи 104

Прежде чем начать  анализ предлагаемых изменений, необходимо откровенно  сказать, что практика назначения на должность Генерального прокурора республики лиц из других систем и органов, полностью себя дискредитировала и показала свою ущербность, а иногда и вредность.

Люди, ни дня не работавшие в органах прокуратуры, не понимая, что такое расследование уголовного дела, поддержание государственного обвинения в суде и основы надзорной деятельности, стали «наводить свои порядки». Все неугодные, не согласные с творимыми псевдореформами, были безжалостно «выброшены» из системы. Те, кто пытался донести до руководства, что при расследовании уголовных дел, при поддержании государственного обвинения в суде и при надзоре за расследованием уголовных дел важнейшую роль играют: доказательственное право, относимость и допустимость доказательств, а также право прокурора прекратить уголовное преследование либо отказаться от поддержания обвинения в суде, были подвергнуты обструкции и либо сами ушли из органов, (многие подались в адвокаты) либо остались и молчат, чтобы не потерять должность и дождаться пенсии.

Теперь непосредственно об изменениях, где предлагается в статье 104 пункт 1 изложить в следующей редакции:

«1)   надзор за точным и единообразным исполнением законов органами исполнительной власти, а также другими государственными органами, перечень которых определяется конституционным законом, органами местного самоуправления и должностными лицами указанных органов;»

Пункт 6 изложить в следующей редакции:

«6) возбуждение уголовных дел в отношении должностных лиц государственных органов, перечень которых определяется конституционным законом с передачей дела на расследование в соответствующие органы, а также уголовное преследование лиц, имеющих статус военнослужащих.»

В соответствие с Законом Кыргызской Республики «О нормативных правовых актах Кыргызской Республики», конституционный закон – это  нормативный правовой акт, принимаемый Жогорку Кенешем Кыргызской Республики в установленном Конституцией Кыргызской Республики порядке и по определенным ею вопросам.

Конституция – это нормативный правовой акт, имеющий высшую юридическую силу и закрепляющий основополагающие принципы и нормы правового регулирования важнейших общественных отношений, создающий правовую основу для принятия законов и других нормативных правовых актов.

Однако, ни действующая Конституция, ни проект Закона «О внесении изменений в Конституцию Кыргызской Республики» не содержит в себе порядок принятия конституционного закона, устанавливающего перечень государственных органов, за точным и единообразным исполнением законов которыми надзирает прокуратура. Аналогично нет порядка принятия конституционного закона, устанавливающего перечень должностных лиц государственных органов, в отношении которых прокуратура может (обязана) возбуждать уголовные дела.    

Таким образом,установление перечня субъектов прокурорского надзора конституционными законами,  будет прямо противоречит Конституции Кыргызской Республики.

Проектом на прокуратуру предлагается возложить обязанность возбуждения уголовных дел в отношении должностных лиц государственных органов, перечень которых определяется конституционным законом с передачей дела для расследования в соответствующие органы, а также уголовное преследование лиц, имеющих статус военнослужащих.

В Справке-обосновании к проекту указано, что «Требует своего решения также вопрос о месте и роли прокуратуры и других правоохранительных органов в борьбе с преступностью, обеспечении законности и защите прав и свобод человека», «Поправки в статью 104 Конституции создают реальную основу для исполнения решения Совета обороны Кыргызской Республики «О мерах по реформе системы правоохранительных органов Кыргызской Республики» от 4 июля 2016 года № 3».

Сложилась парадоксальная ситуация, когда не решение Совета обороны (носящее рекомендательный характер) принимается на основании Конституции, а в Конституцию вносятся поправки, которые «создают реальную основу для исполнения решения Совета обороны…».

Так, в соответствие п.п.1 п.9 ст.64 Конституции Кыргызской Республики, Президент возглавляет Совет обороны, образуемый в соответствии с законом.

В соответствие с п.1 ст.3 Закона Кыргызской Республики «О Совете обороны Кыргызской республики», правовую деятельность Совета обороны составляют Конституция Кыргызской республики, настоящий Закон и принятые в соответствии с ними иные нормативные правовые акты Кыргызской Республики, регулирующие отношения в области обороны, безопасности и военной политики, вступившие в силу в установленном законом порядке международные договоры Кыргызской Республики, участницей которых является Кыргызская Республика.

Конституцией страны не предусмотрено право Совета обороны принимать решения о рекомендации Жогорку Кенешу «изучить предлагаемые меры по реформированию системы правоохранительных органов Кыргызской Республики с учетом необходимости изменений отдельных конституционных положений, касающихся вопросов функционирования национальной правоохранительной системы Кыргызской Республики», то есть Совет обороны нарушил не только Конституцию, но и Закон, регулирующий его деятельность.

Кроме того, вышеуказанные предложения, затрагивающие вопросы деятельности органов прокуратуры, установленные Конституцией страны, противоречат статье 5 «Функции Совета обороны» Закона «О Совете обороны Кыргызской Республики». Так, как обеспечение государственной безопасности — это комплекс политических, экономических, социальных, военных и правовых мероприятий по защите существующего государственного и общественного строя, территориальной неприкосновенности и независимости государства от подрывной деятельности разведывательных и иных специальных служб враждебных государств, а также от противников существующего строя внутри страны.

Действующая подследственность уголовных дел и право прокуратуры расследовать уголовные дела или не расследовать, никак не влияет на государственную безопасность Кыргызской Республики.

Таким образом, с полным основанием можно утверждать о не конституционности и не легитимности вышеуказанного решения Совета обороны Кыргызской Республики от 4 июля 2016 года,

Далее в соответствие с Комплексом мер по реформе системы правоохранительных органов Кыргызской Республики, одобренном решением Совета обороны от 4 июля 2016 года, право расследования уголовных дел в отношении должностных лиц, после внесения изменений в Конституцию, предполагается передать органам национальной безопасности.

Данное предложение прямо противоречит Конституции, которая закрепляет принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную, а также самостоятельность органов законодательной, исполнительной и судебной власти.

Органы национальной безопасности Кыргызской Республики входят в исполнительную ветвь власти и только номинально подчиняются Правительству Кыргызской Республики. Номинально потому что, Президент государства, в соответствие с п.п.2 п.4 ст.64 Конституцииназначает и освобождает от должности членов Правительства — руководителей государственных органов, ведающих вопросами обороны, национальной безопасности, а также их заместителей.

В отличии от председателя ГКНБ Кыргызской Республики, Генерального прокурора Президент назначает с согласия Жогорку Кенеша. В случаях, предусмотренных законом, освобождает от должности Генерального прокурора с согласия не менее одной трети от общего числа депутатов Жогорку Кенеша либо по инициативе одной трети от общего числа депутатов Жогорку Кенеша, одобренной двумя третями депутатов Жогорку Кенеша.

Таким образом, орган исполнительной власти будет осуществлять уголовное преследование должностных лиц других правоохранительных органов (МВД, ГСБЭП, прокуратура), органов законодательной власти (депутатов Жогорку Кенеша Кыргызской Республики) и должностных лиц законодательной власти (судей местных судов, Верховного суда и Конституционной палаты Верховного суда Кыргызской Республики).

Полагаем, что такое положениеприведет к прямому усилению власти Президента,а роль прокурора, вместо обеспечения неукоснительного надзора за законностью,будет сведена к корректорской, где по его указанию будутустранятся мелкие нарушения, не влияющие на суть обвинения.

Помимо исполнительной, законодательной и судебной власти, в государстве имеются иные государственные органы, функции которых определены в Конституции, не входящие в традиционную систему разделения власти. Одним из таких органов является ипрокуратура.

Органы прокуратуры существуют вот уже на протяжении 92 лет и на разных этапах по разному справлялись с возложенной на них  задачей уголовного преследования должностных лиц государственных органов и при этом у должностных лиц органов исполнительной, законодательной и судебной власти никогда не возникала вопроса, почему этой работой занимаются органы прокуратуры? Так, в настоящее время, уголовные дела о преступлениях, совершенных депутатом Жогорку Кенеша Кыргызской Республики, Премьер-министром Кыргызской Республики, членами Правительства Кыргызской Республики, судьей, председателем Счетной палаты Кыргызской Республики, председателем Центральной комиссии по выборам и проведению референдумов Кыргызской Республики, Акыйкатчы (Омбудсменом) Кыргызской Республики, следствие производится только органами прокуратуры вне зависимости от подследственности.

При принятии изменений в Конституцию, такие дела станут расследоваться только органами национальной безопасности.

Несмотря на различные точки зрения на работу этих двух органов, все понимают, что прокуроры действуют в рамках закона, где их любые действия и решения могут обжаловаться в судебном порядке, не применяют запрещенные методы ведения следствия. Необходимо понимать, что при сильной прокуратуре она мешала и будет мешать всем правоохранительным органам устанавливать свои порядки,  при этом нарушая законы и систему сдержек и противовесов. Со всей ответственностью заявляем, что разрушая сложившееся положение, ослабляя прокуратуру, государство больше потеряет, чем приобретет.

Рассматривая вопрос о реформировании всей правоохранительной и судебной системы в целом, и если речь зашла о расследовании уголовных дел, то хотелось бы остановиться на создании самостоятельного «Следственного комитета», которая объединила бы все следственные подразделения правоохранительных органов. При этом данный вопрос, в свое времяне раз поднимался депутатами ЖогоркуКенеша и Генеральной прокуратурой.

Изучение опыта других государств дает полное право утверждать об эффективности таких подразделений при этом не требующих особых финансовых вложений.

 

 

 

Экс-первый заместитель генерального прокурора КР Нурлан Джээналиев

Ссылка на статью на сайте ResPublica

Все права защищены. 2018